Кошки блокадного Ленинграда: и в смерти той невидимый подвиг

Величественный Санкт-Петербург, раскинувший свои восхитительные архитектурные ансамбли на Северо-Западе России, помнит и другие, менее лучезарные, дни своей непростой истории. Более полувека назад, когда город еще звался Ленинградом, его чудесные улицы были сплошь усеяны кирпичной крошкой и битым стеклом, полуразрушенные здания подпирали, словно гробовые доски, строительные леса. Укрывая дворцы от ревущих бомб, по стенам расползалась паутина камуфляжных сеток, а на обледеневших мостовых, в брусчатых переулках, в подворотнях и дворах остывали тела так и не дошедших до дома горожан.

 

Бесконечная осада

Блокадный Ленинград. Коренные жители города говорят об этой теме с содроганием. Призраки прошлого до сих пор гуляют по крышам славного Петербурга. И даже в солнечный день, прогуливаясь по улицам, кожей ощущаешь тягучую давящую мрачную атмосферу.

8 сентября 1941 года страшный голод без спроса ворвался в дома жителей блокадного города. Жалкие 125 грамм хлеба — вот ежедневный паек рядового ленинградца в то тяжелое время. Все подступы были закрыты, город взят неприятелем в кольцо. Продовольственные запасы таяли на глазах. Мороз крепчал. Измученные люди слабели, сходили с ума, умирали.

В тот год ели все. Постепенно с улиц исчезли все бродячие животные: собаки, птицы, кошки. Когда не стало последнего хвостатого бездомного, люди переключились на любимых питомцев просто, чтобы хоть как-то дотянуть до весны. 

Страшные строки врываются в сознание со страниц блокадных дневников. Десятилетний мальчик Валера Сухов 3 декабря напишет, как он дома с семьей съел кошку. “Очень вкусно”,- поделился маленький блокадник в своих записях. От простых слов кровь стынет в жилах и перехватывает дыхание. Это горе с безнадегой давят на грудь своим чудовищным весом.

Кости животных тоже шли в пищу. Из них варили столярный клей. Некоторые горожане пытались выменять целого кота на ведерко такого клея, но, конечно же, заключить такую сделку было практически невозможно.

Чуду быть

Даже во время войны есть место для чудес. В семье Веры Вологодиной под одной крышей ютились попугай и кот. До войны Жаконя любил поговорить и распевал заливистые песенки на радость домочадцам. С наступлением голода птица притихла, похудела и стала терять перья. Для спасения пернатого хозяевам пришлось выменять старое отцовское ружье на жменю семечек.

Кот Максим тоже тихонько погибал. Он молча сносил голодные муки, словно понимал: просить еду бесполезно. Верочкин дядя требовал сварить и съесть доходягу, но девочка с мамой стойко защищали животное. Даже уходя из дому, они запирали Максима под замок в одной комнате с Жаконей.

Однажды кот пробрался в птичью клетку, но вместо того, чтобы съесть обычную для кошки добычу, Максим свернулся рядом с умирающей птицей. Так их и нашли: кот и попугай спали в одной клетке, прижавшись друг к другу, ведь вместе теплее. После этого случая дядя оставил попытки съесть питомца и с тех пор относился к Максиму с нескрываемым почтением.

Жаконя зиму не пережил, а Максим дотянул до конца войны и умер в возрасте двадцати лет аж в 1975 году. При его жизни в послевоенные годы к Володиным часто захаживали поглазеть на легендарного кота.

Неприметные герои

В январе 1943 блокадное кольцо было прорвано, однако, над городом нависла новая угроза: перевелись все коты и кошки. Улицы наводнили полчища агрессивных крыс. Обезумевшие грызуны подъедали и без того скудные запасы горожан, да к тому же разносили страшные инфекционные болезни и даже нападали на людей. Военные расстреливали крысиные отряды, давили их танками, но и это не помогало от смертоносной орды. 

Тогда по распоряжению Ленсовета из Ярославля пригнали несколько вагонов с серыми котами. Цвет шерсти был выбран неспроста: считается что именно дымчатые кошки — самые искусные охотники. Часть животных выпустили в город прямо на вокзале, часть разрешили забрать жителям. Люди толпами потянулась за драгоценными пушистыми спасителями. В то время котенок стоил баснословных денег: около пятисот рублей за хвост. 

Позже прислали еще пару эшелонов с усатой подмогой из Сибири. Жители дальнего региона собственноручно отдавали своих животных в помощь ленинградцам. Наконец крысиная армия пала. Кошки очистили улицы Ленинграда от губительной заразы.

Сегодня в Петербурге в память кошкам-спасителям установили несколько мемориалов. Один находится на Малой Садовой улице — это фигурки кота Елисея и кошки Василисы. Если поднять голову наверх и посмотреть на карниз второго этажа дома №3, то можно увидеть миниатюрную металлическую кошечку. На противоположном здании на том же уровне размещен небольшой аккуратный котик. 

Не так давно в 2018 году во дворе дома №4 по улице композиторов жильцы установили еще один памятник кошкам блокадного Ленинграда. Казалось бы, время давно должно было стереть из памяти те страшные дни, а вместе с ними отважные подвиги людей и животных, но: “Никто не забыт, ничто не забыто”. 

Понравилась статья? Подписывайтесь на мой канал в Яндекс Дзен или телеграм t.me/mypetslife

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
MyPetsLife.ru
Добавить комментарий

:) :D :( :o 8O :? 8) :lol: :x :P :oops: :cry: :evil: :twisted: :roll: :wink: :!: :?: :idea: :arrow: :| :mrgreen: